Кафе здорового питания "Петрушка" в Алуште

Херсонес и Инкерман

ХЕРСОН (поездка в фаэтоне; туда и обратно 1 руб. 50 коп. – 2 руб. 30 коп.). В 3 верстах от Севастополя, между Карантинной и Стрелецкой бухтами, находятся развалины Херсонеса (Корсунь наших летописей), на месте которого стоит теперь первоклассный монастырь. Монастырь был основан еще в начале пятидесятых годов и, вслед затем, граф Уваров вместе с преосвященным Иннокентием среди развалин Херсонеса открыли несколько церквей и одну из них, с крещальней, признали за церковь Рождества Богородицы, в которой, по сказанию летописи, крестился великий князь Владимир. Над этой церковью в 1861 г. заложен и теперь выстроен красивый храм в византийском стиле.

В настоящее время в Херсонесе ведутся раскопки и посетители могут видеть развалины древних построек, а в аллее, идущей к церкви св. Владимира, - древние амфоры, обломки колонн, капители классические и византийские, иконостасные плиты с изображением крестов и т. д. В монастырском музее и в витринах, хранящихся в покоях настоятеля, также много христианских древностей византийского периода Херсонеса. Что же касается до классических древностей, то большая часть найденного вывезена в Эрмитаж и другие музеи.

Херсонес, греческая торговая колония, основанная выходцами из Гераклеи, города в Вифании, достиг наибольшего процветания при Диоклетиане, от которого получил автономию и полное освобождение от податей; затем его могущество усилилось еще при Константине Великом, который за военные услуги даровал Херсонесу почетную субсидию. Ко времени крещения Владимира Херсонес сделался провинцией, уже вполне зависимой от Византии, с особым наместником, вместо прежнего республиканского устройства с протевоном во главе. Но все-таки и в это время Херсонес сохранил важное политическое и стратегическое значение, так как он находился на границе с варварами (хазарами, печенегами, руссами), вступившими в борьбу с Византийской империей. Он служил местом, где заключались договоры с этими народами и где оставлялись от них заложники.

В конце X века он был завоеван руссами, и в нем великий князь Владимир принял Св. Крещение, а вслед за тем Херсонес быстро стал клониться к упадку.

В XII веке он подпал под власть трапезундских императоров; в этом же веке соседний город Судаг сильно подорвал торговлю Херсонеса. В половине XII века генуэзцы утвердились на Южном берегу Крыма; они восстановили город Каффу (Феодосию) и заключили в 1350 г. договор с греками, по которому греческие суда не должны были заходить в Херсонес, что погубило этот город, главная сила которого заключалась в торговле. После этого Херсонес уже не поднимался, и когда турки в 1475 году овладели Каффой и другими городами, то Херсонес был в таком упадке, что турки не захотели занять его, а только забрали мраморные колонны и другие украшения.

Первое по времени описание Херсонеса принадлежит Мартину Броневскому, посланнику польского короля Стефана Батория к крымскому хану Мухаммед-Гирею в 1578 г. Он видел еще значительные остатки, свидетельствующие о великолепии построек древнего города; он видел и стену, которой отделялся Херсонесский, или Трахейский, полуостров; этой стены в настоящее время следов уже нет. Броневский так описывает этот город: «Достойные удивления его развалины очень явно свидетельствуют, что это был некогда великолепный, богатый и славный город греков, древнейший на полуострове, многолюдный и знаменитый своей отличной пристанью. На оконечности того истма, который Страбон называет малым Херсонесом, и у самого берега пристани, также во всю ширину истма от одного берега моря до другого, еще и теперь возвышается высокая стена и башни многочисленные и большие, из тесаных огромных камней; и вся эта сторона обращена к морю. У самых стен города видны водопроводы, которые за четыре мили посредством подземных труб, высеченных из камня, проводили воду в город; в них и теперь еще есть вода очень чистая... Этот город уже не только много лет, но и много веков стоит пуст и необитаемым и представляет одни развалины и опустошение, в постройке которых видно удивительное искусство и роскошь. Царский дворец виден в той же части истма, с огромными стенами, башнями и великолепными воротами. Но прекрасные колонны из мрамора и серпентина, которых места еще и теперь внутри видны, и огромные камни были взяты турками и перевезены через море, для их собственных домов и публичных зданий... Большой греческий монастырь остался в городе; стены храма еще стоят, но без кровли; а все украшения этого здания, которые там были, разрушены и разграблены».

Паллас, посетивший Крым в 1793 и 1794 г., говорит, что между Балаклавой и Инкерманом можно заметить слабые следы стены и нескольких башен, частью четырехугольных, частью круглых, сделанных, кажется, из обтесанного камня. Эти остатки, по его предположению, указывают на место положения стены, которой, по Страбону, был замкнут Херсонес от бухты Балаклавской до Севастопольской на расстоянии 40 стадий. Начиная от этой линии, весь Херсонес полон следов древних стен и фундаментов древних построек.

Подле мыса Ай-Бурун Паллас заметил на скале следы стены и башни, а внутри стены здание. «Название "Святой мыс", — замечает он, — и расстояние его от стен города Херсонеса могли бы подать повод к предположению, что здесь стоял Fanum daemonis Virginis, и что Ай-Бурун был Promontorium Parthenium, о котором упоминает Страбон и который многие предполагают на обрывистом утесе св. Георгия, западнее монастыря, где, однако, нет никаких следов построек». Далее к северо-западу, на скале, под которой волнами пробито отверстие в виде ворот, находятся следы здания, которому Паллас приписывает то же назначение, что и предыдущему.

Эти места ждут еще археологических раскопок и могут дать капитальные результаты, если подтвердится догадка Палласа.

Археологические изыскания в Херсонесе начались давно; уже академик Келлер, путешествовавший в Крыму в самом начале нынешнего столетия, преподнес императору Александру I собрание древностей. По его предложению состоялся именной указ о запрещении частным лицам собирать древности в Крыму. В 1821 году тот же Келлер составил чертежи и планы крымских исторических местностей. Более деятельные археологические исследования и научные открытия в Херсонесе начинаются с основания Одесского императорского общества истории и древностей в 1839 г. и с посылки графа А.С. Уварова в Южную Россию для ученых исследований в 1848 г.

В начале пятидесятых годов этот исследователь, как было сказано выше, открыл церковь, в которой признали историческую церковь Рождества Богородицы, затем, при очистке другой церкви на северном мысе, он открыл великолепный мозаичный пол и мраморную колонну с барельефами, которые повелено было доставить в Эрмитаж. Граф Уваров исследовал также пещеры-склепы, окружающие Херсонес с юго-восточной стороны, причем оказалось, что одни пещеры носили следы языческого погребения, а другие — смешанного языческо-христианского.

Летом 1878 года найден камень, служивший пьедесталом для статуи Диофанта; на нем начертано постановление города Херсонеса о назначении почестей и наград Диофанту, полководцу Митридата Евпатора, за покорение Крыма и освобождение херсонесцев от скифов в 89 году до P. X. После были найдены: надпись в честь Аристона, обломок мраморной доски с надписью, заключающей разные привилегии, данные херсонесцами неизвестному лицу за оказанные им услуги, множество монет и печатей. Наконец, в самое последнее время открыто много терракотовых статуэток и едва ли не целая мастерская, в которой они изготовлялись.

С прошлого года наблюдение за археологическими раскопками поручено профессору Н.Н. Кондакову.

Основанная в начале пятидесятых годов Херсонесская обитель во внимание к историческому значению местности в 1863 году была возведена на степень первоклассного монастыря. В штате при монастыре положено иметь: архимандрита, наместника, 8 иеромонахов, 4 иеродиакона, 3 монаха и 5 послушников, с отпуском из казны на содержание монастыря и братии 3185 руб. в год. Но кроме казенного содержания, монастырь владеет и землей, дающей значительный доход. Собственно под монастырем и в его окрестности имеется 112 десятин, но земля эта камениста, неудобна для обработки и совершенно бездоходна, а потому монастырю отвели в 1862 году 1068 десятин в Мелитопольском уезде, а в 1868 году — 1000 десятин в Бердянском уезде. Кроме того, в 1862 для устройства подворья в Севастополе монастырь получил на Б. Морской улице каменный одноэтажный дом и под ним 762 кв. сажени земли1.

 

 

Инкерман. Развалины древней крепости, остатки пещерного города и Инкерманский монастырь (киновия во имя св. пап Климента и Мартына) находятся близ устья Черной речки, а потому поездку туда удобнее всего совершать на лодке (туда и обратно с простоем в 1 час — 1 руб. 25 коп.). Можно проехать и сухим путем, следуя дорогой в объезд Южной бухты (7 верст) или же через Северную, берегом залива; но дороги неудобны и притом на Северной трудно достать лошадей. Переезд водой короче, спокойнее и интересней. В предыдущей главе мы сказали, что господствующую минеральную породу в окрестностях Севастополя представляет среднетретичный известняк; вследствие наклона пластов на северо-запад Большая бухта, удлиненная с запада на восток, пересекает их косвенно, так что путник, следующий в ялике вдоль северного берега бухты к Инкерману, последовательно достигает все более и более старых пластов: за «Голландией» из-под упомянутого известняка выступает древнетретичный (нуммулитовый) известняк, а под Инкерманом из-под последнего — меловой. Берега Большой бухты служат обыкновенно исходным пунктом для геологов, приступающих к изучению строения Крымского полуострова.

По этому пути с левой стороны — укрепления, Северная слободка и Братское кладбище, а с правой — Павловский мысок, Корабельная слободка и Аполлонова и Ушакова балки с остатками прежних акведуков. В Ушакову балку, заросшую древесной растительностью, часто ездят из города на прогулку; там можно достать самовар и молоко.

Далее по бухте, за Ушаковой балкой, с правой стороны узкая Килен-бухта с балкой того же названия. Над этой балкой, на высоких холмах, были Силенгинский и Волынский редуты. Несколько дальше, с левой стороны, останется Голландия, дача морского ведомства, и, наконец, на высотах с левой же стороны, у самой оконечности Большой бухты, два маяка.

К устью р. Черной бухта постепенно мелеет и зарастает камышом. Ялик более версты плывет узкой полосой речки, имеющей вместо берегов только густую заросль камыша, изобилующего комарами и лихорадочными миазмами; днем они безопасны, но после заката солнца в этой местности оставаться не следует. Миновав камыши, ялик остановится близ моста, от которого нужно идти пешком. Тут, по обе стороны низменности, образованной наносами реки Черной, возвышаются отвесные меловые утесы, известные под именем «Инкерманских высот», на которых 24-го октября 1854 года происходила ужасная и кровопролитная Инкерманская битва.

Собственно Инкерманом, или Инкерманской скалой, называются утесы на правой стороне Черной речки. На них находилось большое древнее укрепление, от которого еще к началу осады Севастополя сохранилась одна круглая башня; но в год войны она рухнула и теперь оставила на месте только груду развалин. А в 1793 г. Паллас видел здесь не одну, а несколько башен и во многих местах уцелевшие крепостные стены, глубокий ров, широкую мощенную дорогу через долину, мост на четырех арках, две лестницы в скале, которые вели в укрепление, и, наконец, огромное количество пещерных жилищ, иссеченных в камне. Между ними находились пещерная церковь с фресковой живописью и многие часовни или небольшие церкви в других пещерах, с иссеченными в скалах гробницами.

В настоящее время можно видеть 2 пещерных церкви с балкончиком, как бы висящим на воздухе, и с двумя лестницами или каменными ступенями, ведущими наверх в крепость. Но взбираться по этой лестнице изнутри храма наверх нелегко и лучше всходить туда с внешней стороны скалы.

В пещерной церкви сделан новый иконостас, алтарь и дверь; но она все же сохранила свой древний пещерный вид. Дверь и иконостас во время войны были пробиты пулями, и в одной стене засело ядро. Церковь эта восстановлена в 1850 г. архиепископом Иннокентием, устроившем здесь небольшой монастырь, или «киновию во имя св. пап Климента и Мартына».

Третья церковь в киновии, не пещерная, во имя св. Троицы, находится у самой горы, подле прочих монастырских построек, вблизи которых проходит железная дорога.

Некоторые крипты обращены в кельи для монахов.

С балкона главной церкви открывается прекрасный вид на окрестные высоты, на Инкерманский маяк и на Севастопольскую бухту. По преданию, император Траян сослал сюда на работы в каменоломнях папу Климента I, вскоре погибшего здесь мученической смертью (утоплен в море); а в VII веке по P.X., при императоре Констанции, здесь был заточен папа Мартын.

Как в самом Инкермане, так и ближе к Севастополю, в скале у самого устья Черной речки (по левому берегу) множество крипт; но много их обрушилось, частью потому, что некоторые употреблялись прежде как пороховые погреба, а главное потому, что здесь устроены каменоломни.

По вопросу о том, какое именно существовало здесь поселение, есть разногласия. Одни полагают, что Инкерман есть древний греческий город Феодоро, или Дори2, о котором часто упоминается в истории Крыма, другие же (Брун) доказывают, что Инкерман есть город Каламита итальянских моряков и что их же Каламитский залив есть ни что другое, как нынешний «Севастопольский рейд». Город Каламита упоминается у путешественника XV столетия Иосафато Барбаро и в генуэзских документах, из которых видно, что владетели его, греческие князья города Феодоро (то есть Мангупа) строили в нем порт, после того как была отнята у них генуэзцами Балаклава (см. ниже). Еще в XVII столетии к этому порту, построенному у Инкермана греческими князьями, приставали корабли3.

Броневский видел здесь в 1578 г. на воротах и некоторых строениях превосходно построенного каменного замка греческие надписи и гербы каких-то «греческих князей», которыми этот замок, по его словам, был построен и которым принадлежал и Мангуп. Броневский говорит так же, как и Паллас о двух больших дорогах, вымощенных камнем, о развалинах прекрасных загородных домов и проч.

Турки, заняв в 1475 г. все крепости в Крыму своими гарнизонами, поместили гарнизон и в греческом замке, в Инкермане; они и дали ему, конечно, это последнее название, произведя его от слов: ин — «пещера» и кермен или керман — «крепость». При них еще началось, говорят, и разрушение крепости.

 

 

1 Большую часть данных, послуживших материалом для настоящего описания, мы заимствовали из "Известий Таврической ученой архивной комиссии" (1888. – №5).

2 Хартахай Ф. Христианство в Крыму // Памятная книжка Таврической губернии / Под ред. К.В. Ханацкого. – Симферополь, 1867. – С. 54-55.

3 Оболенский М. Сказание священника Иакова // ЗООИД. – 1850. – Т. II. – Отд. 2. – С. 688.

 

 

Источник:

Сосногорова М.А., Караулов Г.Э., Вернер К.А., Головкинский Н.А. Путеводитель по Крыму. — К: Издательский дом «Стилос», 2010. — 416 С.

 

Информация о книге на форуме сайта.

 

Комментарии

Список комментариев пуст


Оставьте свой комментарий

Помочь может каждый

Сделать пожертвование
Расскажите о нас в соц. сетях