Кафе здорового питания "Петрушка" в Алуште

Типы кладок фортификационных сооружений крепостного ансамбля Фуна (1423-1475 гг.)

В.П. Кирилко

 

Оборонительные сооружения каждого строительного горизонта укрепления имеют характерную, присущую только им, технику кладки стен. При возведении крепостной ограды и башен использовалось всего три четко выраженных типа каменных конструкций, условно маркированные буквами — А, Б и В (рис.1). Они чередовались, полностью обновляясь при смене строительных периодов (рис. 2).

 

Кладки типа А

Наиболее показательными для них являются остатки восточной оборонительной стены на участке между донжоном и крепостными воротами протяженностью 25,50 м. Куртина сохранилась на высоту 0,90-2,00 м. Ее толщина — 1,70-1,85 м. Кладка трехслойная двулицевая. Она выполнена из разномерного бута на жирном известковом растворе. Весь кладочный материал местного происхождения. Преимущественно использовался конгломерат. Другие породы представлены единичными включениями метаморфизированного известняка, песчаника, диабаза и туфолита. Для получения строительного камня в качестве карьера, вероятней всего, применялись осыпи и обвалы расположенной рядом горы, а также руины зданий. Ближайшее месторождение известкового туфа, в кладке явно использованного вторично, находится неподалеку, в урочище Тапшан-Гя (Дублянский, Баженова, Башкин, Тесленко, 1982: 8, 12, рис. 1, 10). После добычи — ломки и/или сбора — бут дополнительной обработке практически не подвергался, сохраняя свой естественный вид. На строительной площадке работы по его пригонке и укладке на место ограничивались главным образом подбором камня необходимого размера и соответствующей конфигурации, причем не всегда удачным. Условно правильную форму с четко выраженным ложком имеет относительно незначительная часть рядового кладочного материала. Ощутимо преобладают глыбы мелкие и средней величины с округлыми краями. Булыги кололись на части либо использовались целыми. Крупные скальные обломки в виде плит и блоков применялись исключительно для обрамления проемов. Конструктивно несколько выделяется также подножие стены. Его самые нижние камни, уложенные непосредственно на основание, отличались значительными размерами. Судя по аналогичной кладке западной куртины северной линии обороны, но сохранившейся хуже и фрагментарно, — только на уровне дневной поверхности, отдельные из них были заведены вовнутрь сооружения на треть толщины конструкции, а некоторые, и того больше, до середины стены. Остальные, располагавшиеся выше, части строения имели неперевязанное сечение. Кладка иррегулярная. Она велась сразу по всей длине крепостной ограды поярусно, относительно выдержанными горизонтально рядами высотой 0,95-1,10 м, в пределах которых камни облицовочного слоя конструкции размещались немного хаотично и лишь кое-где слегка заступали вглубь забутовки. Отсутствовала также вертикальная перебивка швов, что по сути своей было совершенно неизбежно, если учитывать размеры и форму используемого кладочного материала. Пригонка неплотная. Зазоры между камнями у стыков большие, при возведении стены они сразу забивались мелким бутом, на многих местах впоследствии выпавшим. Кладке присуща некоторая небрежность.

По данным лабораторных исследований (Нестеренко, 1987), из 12 образцов раствора (100%), отобранных в разных местах крепостной ограды, 8 (66,7%) принадлежат к VII группе (пробы №№ 4536, 4554, 5576, 5578, 5595, 5596, 5603, 5606), 2 (16,7%) — к IV (№№ 4564, 4565), по одному (8,3%) — к V (№ 4561) и числу единичных (№ 4544, по ряду показателей тяготеет к VI и VII группам). Наиболее характерными для кладок типа А являются растворы VII группы. Визуально они представляют собой плотную мелоподобную массу, в которой видны включения древесного угля, обломочных зерен горных пород темно-серого цвета размером до 1,0-2,0 мм, рыхлых землистых комочков. Имеются отпечатки растительных волокон, а микрохимическая реакция с жидкостью Люголя показала наличие растительного белка.

Рис. 1. Основные типы кладок оборонительных сооружений укрепления: А — 1423 г., Б — вторая четверть XV в., В — 1459-1475 гг.
Рис. 1. Основные типы кладок оборонительных сооружений укрепления: А — 1423 г., Б — вторая четверть XV в., В — 1459-1475 гг.

 

Кладка типа Б

Наиболее показательными для них являются остатки восточной оборонительной стены на участке между донжоном и потерной протяженностью 13,50 м. Куртина сохранилась на высоту 2,00 м. Ее толщина — 1,60-1,70 м. Структура строения трехслойная двухлицевая. В качестве фундаментов данной стены использованы руины предшествовавшего ей сооружения, кладка которого принадлежит к типу А. Не менее наглядным примером являются каменные конструкции угловой башни и восточная куртина северной линии обороны, представлявшие собой разновидность кладки типа Б. В отличие от основного варианта, они двухслойные однолицевые, но также применялись для капитального ремонта первоначальной крепостной ограды. Ими были восполнены утраченные с напольной стороны обширные участки оборонительных стен. Обе разновидности кладки выполнены в одинаковой технике из разномерного бута на жирном известковом растворе. Весь кладочный материал местного происхождения. Преимущественно использовался конгломерат. Другие породы представлены единичными включениями метаморфизированного известняка, песчаника, диабаза и туфолита. Строительный камень подвергался тщательному отбору, возможно, дополнительной околке. Предпочтение отдавалось буту относительно правильной формы либо имевшему, по меньшей мере, две ровных поверхности, одну из которых выводили наружу как лицевую, вторую — использовали в качестве ложка. В кладке наружных частей конструкции ощутимо преобладают плитообразные глыбы. Отдельные из них достигают длины 1,50 м при толщине 0,30-0,40 м. Применение крупного камня эффективно сказалось на прочности и устойчивости всего сооружения. Оно способствовало перебивке вертикальных швов и обеспечивало надежную перевязку внешних слоев конструкции с забутовкой. Для обрамления углов (башни) применялся плитчатый бут разной величины, который практически ничем — ни формой, ни размерами, ни обработкой — существенно не отличался от кладочного материала соседних участков здания. Кладка иррегулярная. Она велась поярусно, относительно выдержанными рядами высотой 1,20-1,50 м, захватками. В их границах камень мог укладываться как строго горизонтально с соблюдением порядовки, так и под наклоном, а на отдельных местах — бессистемно. Предельно органично обеспечено сочетание бута разной формы и размеров. Пригонка камня тщательная, с незначительными зазорами на торцовых стыках. Швы тонкие. Виртуозное владение кладочным материалом свидетельствует о высокой квалификации строителей, чувствовавших даже малейшие нюансы всех элементов каменной конструкции стены, что в свою очередь позволило им создать достаточно цельное и прочное сооружение с выразительной пластикой фасадных поверхностей.

Согласно лабораторным исследованиям (Нестеренко, 1978), кладочный раствор, использовавшийся при возведении данных сооружений, принадлежит к III группе. Все три отобранных в разных местах образца имеют одинаковые показатели (пробы №№ 4562, 5597, 5610). Визуально они серовато-кремового цвета, грубозернистые, иногда комковатые с включениями зерен заполнителя темно-серого и красно-бурого цветов. Вяжущее — известь. Заполнитель представлен полимиктовым песком, состоящим из угловато-окатанных зерен горных пород — песчаника, диорита, эффузивов, кератофира. Количество заполнителя 30-40%, где 2-3% составляет песок с размером зерен 2,0-5,0 мм, а 27-28% приходится на долю мелкой фракции 0,05-0,20 мм и глинистой составляющей горных пород. Соотношение крупной и мелкой фракции 1:12. Для данных растворов характерно большое содержание (около 10% заполнителя) красно-бурых зерен кератофиров размером менее 1,0 мм. Наличие растительного белка фиксируется.

Рис. 2. Картограмма строительных периодов оборонительных сооружений укрепления.
Рис. 2. Картограмма строительных периодов оборонительных сооружений укрепления.

 

Кладки типа В

Наиболее показательными для них являются остатки трех сооружений: донжона и крепостной стены, ограждавшей с востока дворик перед ним, а также новой западной куртины северной линии обороны. Руины зданий сохранились на высоту от 0,60-1,00 до 2,20 м. Толщина их каменных конструкций составляет соответственно 2,05-2,40 м, 2,64-2,78 м и 2,00-2,10 м. Все кладки трехслойные двухлицевые. Они выполнены из разномерного бута на жирном известковом растворе. Преобладает местный строительный материал. Возведение стен велось преимущественно конгломератом. Другие породы камня представлены единичными включениями метаморфизированного и нуммулитового известняков, песчаника, диабаза и туфолита. Бут использовался в естественном виде. Исключая частичную околку лицевой поверхности отдельных глыб, дополнительной обработке он практически не подвергался. На строительной площадке работы по его укладке на место ограничивались подбором камня необходимого размера и соответствующей конфигурации. Условно правильную форму с четко выраженным ложком имеет относительно незначительная часть рядового кладочного материала. Применялся преимущественно крупный камень, независимо от уровня его размещения в конструкции. Булыги кололись на части либо использовались целыми. Кладка иррегулярная, велась поярусно непрерывно. Камень уложен относительно горизонтальными либо с легким уклоном, параллельно дневной поверхности, рядами. В качестве узловых элементов конструкции применялись скальные обломки, имевшие хотя бы одну ровную грань, которая непременно выводилась наружу в качестве лицевой. Глыбы тщательно выставлены, пригонка плотная. Их положение предельно устойчивое. Заступая глубоко в кладку, они могли находиться рядом, соприкасаясь, либо разделялись небольшим промежутком. Пространство между ними и все зазоры на стыках очень плотно заполнены разномерным бутом и дополнительно зачеканены крупным гравием с затиркой пустот раствором. Как следствие, обеспечивалась эффективная перебивка швов и перевязка внешнего слоя конструкции с забутовкой, а сама стена в конечном итоге превращалась в массивное с ровной лицевой поверхностью цельное сооружение. Углы зданий обрамлены глыбами в виде плит и блоков с отчетливо выраженными боковыми гранями. Характерной особенностью кладок типа В является вторичное использование средневековых надгробий из нуммулитового известняка для облицовки проемов по фасаду и декоративного убранства.

Согласно лабораторным исследованиям (Нестеренко, 1978), применялся кладочный раствор II (пробы №№ 4558, 5607, 4572) и III, уже представленной выше, (№ 4556) групп. Одинаковые химико-технологические и петрографические показатели имеют растворы двух строений — донжона и новой западной куртины северной линии обороны укрепления. Все образцы визуально грубозернистые. На фоне серовато-кремовой массы четко выделяются темно-серые зерна заполнителя, часто выпукло выступая над поверхностью раствора. Вяжущее — известь. Заполнитель представлен крупным песком, угловато-окатанные зерна которого достигают 2,0-3,0 мм, иногда — до 5,0 мм, а мелкая фракция — 0,05-0,20 мм. Песок состоит преимущественно из зерен горных пород: песчаника, кварцита, диорита, кератофиров и минералов их слагающих. В процессе приготовления раствора мелкая фракция очевидно не отсеивалась. Соотношение крупной и мелкой фракции заполнителя 1:6 (последняя включает в себя также глинистую и песчаную смесь, извлеченную из крупных зерен горных пород при их растворении в кислоте). Количество заполнителя — 50%. Наличие растительного белка фиксируется.

Представленные типы кладок имеют ключевое значение для изучения строительной периодизации крепостного ансамбля, поскольку позволяют однозначно определить, в какой последовательности и как происходила смена сооружений. Их сопоставление с материалами археологических раскопок, прежде всего комплексного рассмотрения стратиграфии памятника и вещевых находок, соотнесенных  с  конкретными  напластованиями культурного слоя, дает основание для вывода о трех хронологических этапах фортификационной структуры объекта (Кирилко, 2002).

 

 

 

Дублянский В.Н., Баженова Л.Д., Башкин А.И., Тесленко Ю.В. Четвертичные известковые туфы Горного Крыма (Препринт 82-3). — Киев: Институт геологических наук, 1982. — 33 с.

Кирилко В.П. Середньовічне укріплення Фуна XV століття: комплексне архітектурно-археологічне дослідження фортифікаційної структури пам'ятки / Автореф. дис. ... канд. іст. наук. — К., 2002. — 16 с.

Нестеренко Т.Е. Заключение по результатам исследований древних строительных растворов крепости Фуна // Проект ремонтно-реставрацион-ных работ. — Симферополь: Укрпроектреставра-ция, 1987. — Т. 2. — Кн. 2.

 

 

Источник:

Алушта и Алуштинский регион с древнейших времен до наших дней. — К.: Стилос, 2002. — 245 с.

 

Информация о книге на форуме сайта.

 

Комментарии

Список комментариев пуст


Оставьте свой комментарий

Помочь может каждый

Сделать пожертвование
Расскажите о нас в соц. сетях