Кафе здорового питания "Петрушка" в Алуште

Е.М. Гаршин в Алуште

H.A. Губская

 

Имя критика, мемуариста, историка и публициста Евгения Михайловича Гаршина (1860-1930) тесно связано с Крымом, в частности с Алуштой.

Евгений Гаршин — младший брат известного русского писателя Всеволода Гаршина. Родился Евгений Гаршин 25 (27) августа 1860 г. в Харькове, учился в Александровской прогимназии Харькова. В 1884 г. окончил историко-филологический факультет Петербургского университета, а в 1885 г. получил степень кандидата (Русские писатели, 1989: 529). В письме Всеволода Гаршина к матери, Екатерине Степановне (урожденной Акимовой), от 1 июня 1884 г. есть такие строки: «Вы уже знаете из телеграммы, что Женя — кандидат, первый из Гаршиных» (Гаршин, 1934: 323).

Литературную деятельность Евгений Михайлович начал в 1878 г. в газете «Харьков». Затем печатал биографические очерки, литературно-критические статьи, а также статьи по истории искусств в России в «Отечественных записках», «Историческом вестнике», «Роднике», «Русской школе», «Заграничном вестнике» и др.

С конца 80-х гг. Гаршин — постоянный обозреватель газеты «Биржевые ведомости», где под общим названием «Литературные беседы» он публиковал работы о В.М. Гаршине и А.П. Чехове.

Задолго до прибытия в Алушту, Евгений Гаршин слыл известным, хотя и не особенно талантливым критиком. Его статьи и рецензии о творчестве Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого, Г.И. Успенского, А.Н. Островского, И.С. Тургенева, К.М. Фофанова составили книгу «Критические опыты» (СПб., 1888).

С 1879 г. Гаршин переписывался с И.С. Тургеневым, с которым в 1881 г. познакомился лично. Был близок к литературным кругам и потому, что являлся учителем детей известного поэта Я.П. Полонского.

Евгений Гаршин известен как составитель пособия для средних учебных заведений «Русская литература XIX века. Опыт истории новейшей русской словесности в биографиях, характеристиках и образцах» (т. 1, вып. 1-3, СПб., 1891-1895). Гаршин — автор небольших книг: «Новогородские древности», «Общественное и воспитательное значение археологии»; в 1891 г. в Петербурге была издана его историческая повесть для юношества «Дети-крестоносцы» (Спб., 1891).

Несколько работ он посвятил брату: «В.М. Гаршин. Воспоминания» («Родник», 1888, кн. 6); «Литературные беседы» («Биржевые ведомости», 1888, 1 апреля); «Литературный дебют Всеволода Гаршина» («Русская Мысль», 1913, № 5); «Как писался рядовой Иванов» («Солнце России», 1913, 23 марта). Надо сказать, воспоминания Гаршина богаты фактическим материалом. В них он показал формирование характера и мировоззрения писателя, выявил реально-бытовые и общественно-исторические истоки его рассказов.

Гаршин известен как педагог. Он начинал педагогическую деятельность преподавателем русской словесности, работая в 1886 г. в реальном училище Я.Г. Гуревича в Петербурге, а с 1887 г. — в Литейной женской гимназии.

В статье современной исследовательницы Елены Шапочки «Чеховский кружок Е.М. Гаршина в Таганроге», прослеживающей отношения между Евгением Гаршиным и А.П. Чеховым, сказано, что в начале 900-х гг. Гаршин переехал с семьей в Таганрог, где «с 1901 г. был директором коммерческого училища и жил при нем» (Шапочка, 2000: 91). Здесь же упоминается об отъезде Евгения Михайловича в 1811 г. из Таганрога в Симферополь, куда его, по предположению автора статьи, перевели по службе (Шапочка, 2000: 92).

Известные нам литературные и краеведческие сборники не содержат никакой информации о пребывании Е.М. Гаршина в Крыму. Между тем в фондах Государственного архива Автономной Республики Крым (ГААРК) найдены документы о деятельности Гаршина не только в Симферополе, но и в Алуште.

Что же явилось причиной переезда в Симферополь?

Во-первых, перемещение по службе. С конца 1911 г. место директора Симферопольского коммерческого училища оставалось вакантным. Второй вероятной причиной было желание Гаршина поправить здоровье. И, в-третьих, в Алуште проживала его теща — Варвара Павловна Троцина (к ней мы еще вернемся).

Сохранилось заявление Е.М. Гаршина, адресованное председателю попечительского совета Симферопольского коммерческого училища, в котором Гаршин, оговаривая размер содержания и квартирной платы, заявлял о готовности принять на себя обязанности директора училища и о переходе на службу (ГААРК. — Ф. 109. — Оп. 1. — Д. 121. — Л. 1-2). Уже 11 июня 1912 г. на заседании попечительского совета вышеупомянутого училища был утвержден в должности действительный статский советник Евгений Михайлович Гаршин. Ему, согласно распоряжения канцелярии Министерства Торговли и Промышленности от 9 августа 1912 г. № 12270, казначейство «производило ведомость содержания из расчета в год 3.200 рублей жалованья и 600 рублей квартирных» (ГААРК. — Ф. 109. — Оп. 1. — Д. 27. — Л. 97). Исполняя обязанности директора училища, Гаршин также преподавал в 3-их классах уроки истории, а с сентября 1913 г. заведовал вечерними курсами бухгалтерии.

Из протоколов заседания педагогического комитета от 25 августа 1912 г. узнаем, что Е.М. Гаршиным был предложен проект преобразования училища в восьмиклассное, впоследствии успешно осуществленный. Им поднимался вопрос о постройке нового здания училища. Вникая во всякого рода мероприятия, Гаршин сам организовывал туристические поездки для старшеклассников, занимался делами библиотеки училища. Словом, его педагогическая и административная активность неоспорима. Но уже в июне 1914 г., по распоряжению министра торговли и промышленности, «директору коммерческого училища Е.М. Гаршину было предложено подать прошение об отставке <...>». В связи с этим попечительский совет «высказывал глубокое сожаление о вынужденном прекращении работы Евгения Михайловича на благо училища и детей, в нем воспитывающихся» (ГААРК. — Ф. 109. — Оп. 1. — Д. 57. — Л. 61).

Таким образом, в августе 1914 г., пробыв на должности директора Симферопольского коммерческого училища два года, Гаршин подал в отставку.

Как сложилась дальнейшая судьба Евгения Михайловича? Сдав дела в училище, он стал заниматься переездом в Алушту, куда уже переехала к матери его супруга, Елена Дмитриевна Гаршина (урожденная Троцина).

Попутно отметим, что Евгений Гаршин был дважды женат. В 1886 г. он женился на Вере Золотиловой, но брак скоро распался (очевидно, из-за столкновений невестки со свекровью)1. После развода родилась дочь — Наталия Евгеньевна Гаршина (в замужестве — Энгельгардт). Больше детей у Гаршина не было2.

Второй раз Евгений Гаршин женился в 1904 г. на своей давней знакомой Елене Троцине. Задолго до замужества она была слушательницей высших женских курсов в Петербурге и во время учебы квартировала у матери Гаршина. Об этом свидетельствует письмо Всеволода Гаршина к невесте Надежде Золотиловой (от 10 августа 1882 г.): «<...> У нас в этом году будут жить барышни-курсистки: Таня, которая <...> поступает на Бестужевские курсы и еще одна какая-то, которой я не знаю, но к которой некогда пламенел брат Евгений Михайлович — Троцина» (Гаршин, 1934: 273).

К сожалению, мы располагаем небольшими сведениями о Е.Д. Троцине. О ее матери, дворянке, вдове коллежского советника Варваре Павловне Троцине нам практически ничего не известно. После ее смерти (предположительно в 1917 г.) все имущество, находившееся в Алуште, перешло к дочери, Елене Троцине. Вот как описано частное владение В.П. Троцины до 1890 г.: общее количество земли — 83 десятины, под виноградником — 4 десятины, фруктовым садом — 720 саженей, пахотных земель — 1 десятина, пастбищ — 64 десятины, леса — 10 десятин. Общий поземельный доход — 209 рублей 75 копеек» (ГААРК. — Ф. 62. — Оп. 3. — Д. 46. — Л. 12).

8 июня 1916 г. кандидату прав, присяжному поверенному А.Л. Черникову В.П. Троциной было отчуждено имение, находившееся в Алуште Ялтинского уезда. Размер имения составлял участок земли под виноградником и пустопорожней, площадью в 1098 квадратных саженей (ГААРК. — Ф. 622. — Оп. 1. — Д. 208. — Л. 79).

В реестре алуштинского нотариуса Евстихия Евстихиевича Вознесенского на 1917 год зарегистрировано несколько актов о продаже Е.Д. Гаршиной недвижимого имения.

Так, 10 мая 1917 г. Е.Д. Гаршина «продала» Е.М. Гаршину недвижимое имение Ялтинского уезда при Алуште за 1600 рублей. Заключалось оно «в двух участках пустопорожней земли: первый, расположенный поблизости к имению «Кастель», обнесен плетнем, в нем имеется небольшой клочок земли, выходящий к оврагу Дере, примерно от 50 до 60 квадратных саженей <...>. Второй участок огорожен, в нем земли 1 десятина <...>. Вышеописанные участки достались продавице Елене Дмитриевне Гаршиной (Троцине) по праву наследия после умершей матери, а наследодательнице они достались покупкой от жены генерал-майора Марии Александровны Славич3 по купчей крепости, утвержденной 21 января 1880 г.» (ГААРК. — Ф. 663. — Оп. 1. — Д. 149. — Л. 1-3).

Через 6 дней, 16 мая 1917 г., Е.Д. Гаршина засвидетельствовала доверенность мужу Е.М. Гаршину на управление, заведование и распоряжение всеми недвижимыми имуществами и домами с правом покупать, продавать, закладывать, кредитовать без ограничения суммы, вести судебные дела во всяких судебных учреждениях «с правом передоверия и с дальнейшим передоверием (ГААРК. Ф. 663. — Оп. 1. — Д. 7. — Л. 58).

18 мая 1917 г. совершен акт купчей крепости о продаже Е.Д. Гаршиной мужу недвижимого имения за 500 рублей, которое представляло собой «участок земли под виноградником площадью 242, 4 квадратных саженей, находящийся в Алуште в Профессорском уголке.

Границы этого участка: с одной стороны, на протяжении 28 саженей, — дорога общего пользования к морскому берегу, а за ней — виноградник В.Я. Ганнота; с другой, на протяжении 16,7 саженей, бывшее владение Марии Шевыревой, а ныне Старка; с третьей, на протяжении 31 саженей — дорога шириной в 4,2 аршина, проложенная по земле бывшей Троцины, ныне Гаршиной, а за ней — участок Черникова и другая часть участка, бывшего Троцины, ныне Гаршиной, состоящего в залоге в Харьковском земельном банке» (ГААРК. — Ф. 663. — Оп. 1. — Д. 136. — Л. 1-2).

Все документы, видимо, по семейным обстоятельствам, оформлялись быстро, в течение одного месяца.

19 мая 1917 г. составлен акт купчей крепости о продаже Е.Д. Гаршиной коллежскому регистратору П.Е. Кулакову одной трети, а действительному статскому советнику Т.В.Белозерскому двух третей недвижимого имения, находящегося в Алуште (частью вошедшего в черту города, а частью состоящего в уезде), за 300 тысяч рублей (ГААРК. — Ф. 663. — Оп. 1. — Д. 7. — Л. 59).

В свою очередь, Евгений Михайлович Гаршин, проживающий в имении Е.Д. Гаршиной, составил и засвидетельствовал нотариальное духовное завещание. «Все, на что я в день смерти моей буду иметь право, — говорилось в нем, — я завещаю в полную собственность жены моей Е.Д. Гаршиной <...>» (ГААРК. — Ф. 663. — Оп. 1. — Д. 133. — Л. 1). Таким образом, Гаршин стал единовластным и полноправным хозяином владений Троцины. Добавим, что в архиве сохранился проект пристройки к существующему дому в г. Алушта на месте, принадлежащем Е.Д. Гаршиной в Профессорском уголке (ГААРК. — Ф. 622. — Оп. 1. — Д. 130. — Л. 17). Кроме того, есть и вид фасада дома, в котором проживали Гаршины.

Дача «Модерн», где находился детский клуб № 1, библиотечной секцией которого в 1921 г. руководила Е.Д. Гаршина.
Дача «Модерн», где находился детский клуб № 1, библиотечной секцией которого в 1921 г. руководила Е.Д. Гаршина.

Чем же занимались Гаршины в Алуште?

В списке лиц, «имеющих право голосовать на выборах в Алуштинскую городскую думу на июнь-август 1918 г.», числились Е.М. Гаршин, 57 лет, постоянно проживающий в Алуште в Профессорском уголке, по роду занятий — педагог, и Е.Д. Гаршина, 53 лет, род занятий — хозяйство (ГААРК. — Ф. Р-1614. — Оп. 1. — Д. 23. — Л. 19).

С 1917 г. Гаршин — председатель правления Алуштинского кооперативного общества образования. По распоряжению министра народного просвещения от 19 сентября 1917 г. (№ 824) Алуштинскому кооперативному обществу образования разрешено учредить в Алуште гимназию, которая была открыта в том же году 1 октября. В 1917-1918 учебном году Алуштинская гимназия действовала в составе младшего и старшего приготовительных и I-VIII классов. Располагалась она, по уставу Алуштинского кооперативного общества, в помещении Алуштинского земского училища им. Д.И. Тихомирова. Занятия проводились в послеобеденные часы. Позже, с 1918 г., учащиеся занимались в утреннее время в «особом помещении» — в большом доме на участке Ялы-Бахча. Наряду с основными предметами, для каждой классной группы велись уроки татарского языка и мусульманского вероучения. Существовала гимназия в основном за счет платы за учение. Это «крайне обременительно для местного населения», — ходатайствовал Е.М. Гаршин перед Алуштинским Волостным земством (ГААРК. — Ф. Р-1610. — Оп. 1. — Д. 40. — Л. 1). Правление Алуштинского кооперативного общества не раз добивалось назначения ежегодного пособия на содержание гимназии, решались вопросы снабжения учебниками, устройства в собственном помещении (ГААРК. — Ф. Р-1610. — Оп. 1. — Д. 40. — Л. 2).

С конца 1918 г. Е.М. Гаршин — председатель попечительского совета Алуштинской гимназии. Найдены многочисленные деловые письма, подписанные Гаршиным и адресованные, в основном, председателю Алуштинской волостной земской управы (ГААРК. — Ф. 1610. — Оп. 1. — Д. 24. — Л. 15-19).

С 1921 г. Гаршин — преподаватель 1-ой Советской средней школы Алушты. Он числился в списке служащих Алуштинского отдела народного образования за 1921 г. Отметим, что здесь же, под №№ 12 и 13 соответственно, значились писатели И. Шмелев и С. Ценский (ГААРК. — Ф. Р-2717. — Оп. 1. — Д. 19. — Л. 17-18).

Читателям, наверное, будет интересно знать, чем занималась Елена Дмитриевна Гаршина.

В отчете детского клуба № 1 от 3 мая 1921 г., располагавшегося на даче «Модерн» (ныне — здание Алуштинского историко-крае-ведческого музея), находим сведения о том, что Е.Д. Гаршина «руководила библиотечной секцией, при которой функционировала читальня». Позже в этом же клубе Гаршина проводила «специальные занятия, посещаемые всеми клубистами» (ГААРК. — Ф. Р-2717. — Оп. 1. — Д. 8. — Л. 7, 11, 12). Наряду с этим, она, видимо, оставалась домохозяйкой.

Так, в переписке Алуштинского революционного комитета «по личному составу» хранится копия письма от 8 февраля голодного 1921 г. следующего содержания: «Со дня открытия детского сада №3 в Профессорском уголке товарищ Гаршина дает 1 бутылку молока ежедневно. Считая, что молоко для сада необходимо, просим Вашего распоряжения о выдаче и в дальнейшем молока для сада №3» (ГААРК. — Ф. Р-2717. — Оп. 1. — Д. 21. — Л. 64).

Подытоживая, отметим, что Гаршины прожили в Алуште недолго (с 1914 по 1922 г.). В 1922 г. они переехали в Ленинград. В 1931 г. не стало Евгения Михайловича, на сколько лет пережила его супруга — нам не известно, известно точно лишь то, что в 1934 г. она еще была жива.

Наши разыскания не носят законченного характера. Гаршины жили в трудное время, в годы гражданской войны в Крыму. Поиск документов продолжается, хотя, по понятным причинам, они могут быть разбросаны по различным фондам, либо вовсе не сохранились.

 

 

1 Братья Гаршины были женаты на родных сестрах Золотиловых: Всеволод на старшей — Надежде, а Евгений на младшей — Вере.

2 Судьба Н.Е. Гаршиной-Энгельгардт (1887-1930) сложилась трагически: после ареста ее мужа, Б.М. Энгельгардта (1886-1942), известного историка литературы, она выбросилась из окна.

3 Славич М.А. (псевд. Сосногорова) (1821 – ?) — автор первого русского путеводителя по Крыму (1-е изд. в 1871 г. ).

 

 

Гаршин В.М. Полное собрание сочинений и писем.— Т. 3. — М.; Л., 1934. — С. 323

Русские писатели 1800-1917. — Т. 1. — М., 1989. — С. 529.

Шапочка Е. Чеховский кружок Е.М. Гаршина в Таганроге // Henry P., Porudominsky V., Girshman M., Vsevolod Garshin at the turn of the century. An international symposium in three volumes. — Oxford, 2000. — С. 91.

 

 

Источник:

Алушта и Алуштинский регион с древнейших времен до наших дней. — К.: Стилос, 2002. — 245 с.

 

Информация о книге на форуме сайта.

 

Комментарии

Список комментариев пуст


Оставьте свой комментарий

Помочь может каждый

Сделать пожертвование
Расскажите о нас в соц. сетях