Кафе здорового питания "Петрушка" в Алуште

День 22 июня 1919 года

Н. Колесникова

 

Июнь 1919 года. Захолустный курортный городок Алушта. Неустойчивое равновесие сил. Всего 75 дней продержалась Советская власть в Крыму. Увозят раненых из Ялты и Гурзуфа, пешком через Алушту плетутся те, кому не хватило транспорта. Все наступают на горло коменданту, требуя лошадей, подводы, продуктов в дорогу. Под угрозой вражеского десанта покинули Алушту советские учреждения. Советскую власть охраняет лишь гарнизон из сорока красноармейцев с ручным пулеметом, одной горной пушкой и 47-ю винтовками.

Начальник гарнизона и комендант города Алушты — подтянутый, стройный молодой человек в пенсне с толстыми стеклами. Ему всего 28 лет. Интеллигентной наружности, с благозвучной, дворянской фамилией — Лавренев. Но зря считают его дачевладельцы «бывшим», усердствующим перед новой властью. С осени 1918 года он под пламенными знаменами революции, с оружием в руках отстаивает ее завоевания. Резко обрывает всех, кто пытается обратиться к нему как к человеку своего круга.

Кто он, первый комендант Алушты, как попал на Крымский фронт? Родился 17 июля 1891 года в Херсоне. В 14 лет, ошеломленный чтением лермонтовского «Демона», за три месяца каникул написал поэму «Люцифер», поэму в 1500 строк. Строгий отец, которого он глубоко уважал, раскритиковал поэму и сказал, что «рано лезть на штурм таких тем». Мечтал стать моряком, поэтому, окончив гимназию, уезжает в Петербург поступать в морской корпус, но подвело плохое зрение. Стал учиться на юридическом факультете Московского университета. Писал запоем, рвал написанное беспощадно. Первое напечатанное стихотворение увидел в газете весной 1911 года. Примкнул к эгофутуристам. В это время (1912-1913 гг.) молодой студент печатает в альманахе «Жатва» и в сборнике «Мезонин поэзии» такие стихи:

 

Скользкие черти в кровавых очках шныряют в слепых провалах.

Ночь разыграла дурацкую фугу в мажоре на терциях и квартах.

Семеро белых мышей смешных, истеричных и шалых

Звонко прогрызли зубами синий, попорченный молью бархат.

Где мы? На груде страстей и гашишных свиваний.

Колются бритые бороды шатучих бульварных ветвей.

Небо, крутись! Огнеплясней, кокотней, бедламней!

Все мы под знаком истерики белых мышей!

Стиснуть ажурным чулком до хрипения нежное девичье горло.

Бить фонарным столбом в тупость старых поношенных морд!

Все, что было вчера больным, сегодня нормально и здорово.

Целую твой хвост, маленький паж мой, черт!

 

В 1915 году, окончив университет, ушел на войну. Тянул лямку фронтового офицера, обрастал бородой, покорно «кормил вшей своей незаурядной персоной». В «Автобиографии» (1958 г.) он пишет: «О войне рассказывать нечего. Я никогда не жалел и не жалею о том, что вместе с миллионами простых людей, одетых в серые шинели, прошел сквозь бессмысленный кошмар последней войны царизма. От войны я получил бесценный дар — познание народа».

Весной 1916 года попал в газовую атаку, лечил легкие в Евпатории. После войны — работа в Наркомпросе, организациях Красного Креста на Украине, возвращение в Москву. Но атмосфера литературной Москвы 1918 года, где звучали лишенные всякой связи с жизнью страны стихи, была так отвратительна для постигшего многое на войне молодого человека, что осенью он ушел добровольцем на фронт, служил в артиллерийских частях, в январе 1919 года командовал бронепоездом. И вот он в Крыму.

Войска Крымского направления под командованием матроса-балтийца П. Дыбенко и его помощника И. Федько вошли в Крым весной 1919 года. Командир бронепоезда № 6 Борис Лавренев был назначен комендантом Алушты и начальником 4-го района береговой обороны. Его дед по материнской линии — Ксаверий Цеханович — в Крымскую войну также был командиром Еникальской береговой батареи.

Хотя уже опубликованы рассказы «Боевая тревога» и «Гала-Петер», в свободное время пишет стихи. И даже задумывает вместе с поэтом Г. Петниковым, служившим в политотделе Крымской армии, выпустить поэтический сборник. Но пока с оружием в руках надо отстаивать завоевания революции. На Керченском полуострове не прекращаются бои с белогвардейцами, море бороздят суда интервентов, угрожая высадкой десантов.

Наступил день 22 июня 1919 года. На рейде Алушты появился силуэт мрачной громады — французского дредноута «Жан-Барт», получившего свое имя в честь знаменитого пирата средневековья. Корабль требует спустить красный флаг на здании комендатуры Алушты. А вот и десантный катер. Уже видны золотые погоны белогвардейцев и красные помпоны на беретах французских моряков. Коменданту гарнизона не остается времени на размышления. Спустить флаг? Пылающий символ революции? Нет, он будет висеть до тех пор, пока не снесет его вместе с вышкой. Открыть огонь? Красноармейцы притаились с ручным пулеметом в кустах и готовы стрелять по приближающемуся катеру. Но надо выждать, не поддаваться на провокацию, не открывать первым огонь. А десант противника подкрепляют орудия «Жан-Барта», направленные на город.

Тут красноармейцы дружно грянули «Ура!», победный крик громко подхватили алуштинские граждане. Десант растерялся, решил, что город обороняет многочисленный гарнизон с тяжелыми орудиями, и повернул обратно. Приняв на борт незадачливый катер, «Жан-Барт» отошел подальше от берега и послал на прощанье залп из кормовой башни по зарослям держи-дерева, распугав лишь диких коз.

Отряд спасла выдержка коменданта Лавренева. За находчивость и мужество в этом бою он был представлен к награждению орденом Красного Знамени. Но это был последний день советской Алушты. Временная потеря Крыма, сутолока военной поры, — приказ о высокой награде так и не был подписан.

Литературное изложение о единоборстве с французским кораблем увидело свет позже. На основе дневниковых записей в 1933 году в журнале «Знамя» был опубликован очерк «Пираты третьей республики».

В его очерке об осаде на алуштинском берегу и поединке с дредноутом совершенно нет скучных мелочей быта. В революции его привлекает только эффектное, неожиданное, громкое, экспансивное. Он не хотел видеть революцию обыденную, будничную. События — только достойные внимания, характеры — только яркие, краски — только кричащие.

Алушта — не единственный город, комендантом которого был Борис Лавренев. В февральскую революцию он — комендант штаб-квартиры комвойск московского округа. После «драпа из Крыма» и тяжелого ранения в ногу в бою с бандами Григорьева 29 июля 1919 года эвакуировался в Москву. Вылечившись, поступил в распоряжение Туркфронта, и в январе 1920 года получил пост коменданта города Ташкента.

После будет военная журналистика, знаменитые «Разлом» и «Сорок первый». Будут два ордена Трудового Красного Знамени (1939 г. и 1951 г.). Будут две Сталинские премии за пьесы «За тех, кто в море!» (1946 г.) и «Голос Америки» (1950 г.). Будут слова: «выдающийся писатель», «один из зачинателей советской литературы», «автор блестящих повестей, рассказов и пьес», «классик советской литературы». Будут миллионные тиражи и многочисленные переводы на иностранные языки, в том числе и на японский и китайский. Будут аншлаги на его пьесы. Будет масса хвалебно-критических статей о писателе. Мы же расстанемся с Борисом Андреевичем Лавреневым в летней Алуште времен гражданской войны, когда его поэтическая душа готова вместить в себя противоречивую гамму чувств, когда она, эта романтическая душа

 

«...любила солнце, брызги пены,

Слова молитв и черные грехи,

Пустыню, женщин, клятвы и измены

И бронзою звенящие стихи».

 

 

 

Лавренев Борис Андреевич // Украинская Советская Энциклопедия. — Т. 5. — К., 1981. — С. 521.

Лавренев Борис Андреевич // БСЭ. — Т. 24. — М. 1953. — С. 200.

Лавренев Б.Л. Автобиография // Писатели. Автобиографии современников: Сб. — М., 1926. — С. 157-158.

Лавренев Б.Л. Автобиография // Новый мир. — 1959. — № 4. — С. 61-67.

Штейман 3. Навстречу жизни. — Л., 1934.

Батъ Л. Незабываемые встречи. — М., 1970.

Дегтярев П. Первый комендант Алушты // Советский Крым. — 1964. — 5 сентября.

Капитан первого ранга // Дегтярев П., Вуль Р. У литературной карты Крыма: Литературно-краеведческие очерки. — Симферополь, 1965. — С. 216-224.

Комендант Алушты // Криштоф Е. Сто рассказов о Крыме. — Симферополь, 1978. — С. 183-185.

Ружина В. Поединок с «Жан-Бартом» // Курортная газета. — 1971. — 22 августа.

Эвентов Б. Борис Лавренев. — Л., 1951.

 

 

Источник:

Алушта и Алуштинский регион с древнейших времен до наших дней. — К.: Стилос, 2002. — 245 с.

 

Информация о книге на форуме сайта.

 

Комментарии

Список комментариев пуст


Оставьте свой комментарий

Помочь может каждый

Сделать пожертвование
Расскажите о нас в соц. сетях